Интервью телеканалу “Спец”

Интервью телеканалу “Спец”

В апреле 2018 года московский адвокат Литвинов М.А. дал интервью телеканалу “Спец” о представлении интересов кандидата в президенты Российской Федерации Грудинина Павла Николаевича в Чертановском районном суде города Москвы при рассмотрении административного искового заявления к участковой избирательной комиссии № 2024 об отмене итогов голосования на избирательном участке, ответив на дополнительный вопросы о проблемах судебной системы в Российской Федерации.

Проблемы современной судебной системы

Безнаказанность, которая выражается в отсутствии эффективной системы контроля и надзора за деятельностью судей, наличии нормативных и административных препятствий в привлечении судей к уголовной и дисциплинарной ответственности.

В настоящее время нормативная реализация принципа независимости судей привела к тому, что контроль за судьями находится в руках исключительно самого судебного сообщества.

Так, в соответствии с положениями ФЗ «Об органах судейского сообщества в РФ» состав квалификационной коллегии судей (дисциплинарного органа над судьями) формируется конференцией судей, состоящей исключительно из судей.

При этом квалификационная коллегия, состоящая из 13 судей, 7 представителей общественности и одного представителя президента РФ может осуществлять свои полномочия, если ее состав сформирован на две трети. То есть для принятия решений достаточно только 13 судей и 1 представителя президента.

Более того, данным ФЗ установлен запрет на включение в состав 7 представителей общественности адвокатов — одних из самых активных участников судопроизводства.

На практике даже при наличии достаточных оснований инициировать возбуждение в отношении судьи дисциплинарного производства лицам не из судебного сообщества практически не возможно. Обращения в квалификационную коллегию, как правило, остаются без ответа.

В прошлом году адвокатами коллегии в интересах граждан было направлено несколько обращений в ККС Московской области о привлечении судей к дисциплинарной ответственности. В одном случае судья незаконно и при отсутствии на то каких-либо оснований направил обвиняемого по делу частного обвинения на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу (впоследствии по делу вынесен оправдательный приговор), в другом случае судья более чем в 30 раз нарушил срок направления жалобы на принятое им решение в вышестоящий суд (жалоба впоследствии была удовлетворена).
В обоих случаях никакого ответа с ККС Московской области на данные обращения не было, дисциплинарное производство в отношении судей не возбуждалось.

Отдельно стоит отметить вопрос о привлечении судей к уголовной ответственности.

Так, в соответствии с пунктом 20 Приказа СК России от 11.10.2012 N 72 «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении…» не подлежат регистрации заявления, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми судьями, прокурорами, руководителями следственных органов, следователями, высказывают предположение о совершении указанными лицами должностного преступления и ставят вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, не сообщая конкретных данных о признаках преступления.

На практике добиться возбуждения уголовного дела по статье 305 УК РФ в отношении судьи за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта достаточно сложно, поскольку даже при указании конкретных данных о признаках преступления, совершенного судьей, сообщение о преступлении как правило не регистрируется и проверка по нему не проводится.
Кроме того, согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ, возбуждение уголовного дела за вынесение неправосудного судебного решения не допускается, если оно не отменено вышестоящей судебной инстанцией.

Возникает правовая коллизия, не позволяющая на практике применять положения п. 3 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ о пересмотре вступившего в силу судебного постановления в случае преступления судьи, совершенного при рассмотрении и разрешении дела и установленного вступившим в законную силу приговором суда, поскольку возбудить дело в отношении судьи по ст. 305 УК РФ нельзя пока неправосудное решение не отменено вышестоящим судом.

Указанные нормативные препятствия в привлечении судей к дисциплинарной и уголовной ответственности безусловно формируют атмосферу безнаказанности в судейском сообществе и как следствие вынесение незаконных решений.

Второй важной проблемой в деятельности судов является отсутствие единообразия в принятии судебных решений, единства судебной практики.

Ранее до упразднения по инициативе В.В. Путина Высшего Арбитражного Суда РФ при рассмотрении арбитражных споров для судей имела существенное значение судебная практика их коллег, очень часто мотивировочная часть судебных решений содержала ссылки на дела по аналогичным спорам. При этом судебная практика постоянно корректировалась непосредственно ВАС РФ. Это приводило к более быстрому и правильному разрешению споров, значительно снижалась судебная нагрузка, поскольку зная наперед судебную практику юристы просто не обращались в суд по бесперспективным делам.

В настоящее время в СОЮ сложилась такая ситуация, когда один и тот же судья может вынести совершенно разные решения по аналогичным делам, которые впоследствии будут оставлены в силе вышестоящим судом.

Отсутствие единообразия приводит к увеличению числа незаконных судебных решений, соответственно увеличивается количество апелляционных и кассационных жалоб.

Вышестоящие судебные инстанции работают по принципу конвейера, когда один судебный состав рассматривает более полусотни дел за один день, уделяя каждому по 5 минут. Ни о какой эффективной проверке законности судебных решений тут говорить нельзя.

Отсутствие единства судебной практики создает правовую неопределенность, когда юристы просто не в состоянии спрогнозировать исход дела, что как уже говорилось влечет за собой увеличение числа исков, апелляционных и кассационных жалоб.

Часто бывает, когда судья СОЮ прямо объявляет в судебном заседании, что ее судебная практика с других судов, а особенно с других регионов не волнует.

Очень отрицательную в этом отношении роль безусловно сыграет инициатива Верховного Суда РФ дать право судьям вообще не составлять мотивировочную часть судебного решения по гражданским делам, если об этом не просит одна из сторон. Можно предположить, что после данных изменений в ГПК РФ многие решения будут приниматься судьями просто в произвольном порядке без оценки и исследования доказательств в совещательной комнате, а в случае поступления ходатайства о составлении мотивировочной части решения, она уже будет подгоняться к ранее принятому решению.

Данные изменения безусловно еще больше увеличат количество жалоб или окончательно сформируют у граждан недоверие к правосудию.

Очень важную проблему представляет и действующая в настоящее время система формирования и судебного сообщества, и органов прокуратуры.

Ни о какой независимости и подчинении только закону судей нельзя говорить пока они не избираются на всеобщих выборах, а назначаются на свою должность Президентом РФ.

Может ли быть беспристрастным и независимым судья, рассматривая жалобы на администрацию президента или государственный орган, находящийся в прямом подчинении Президента РФ, или в подчинении должностного лица, назначенного президентом?

Также негативный характер имеет и сложившаяся практика назначения судей по представлению председателей судов из числа работников аппарата суда. Формирование суда в данном случае больше похоже на повышение по должности в силовой структуре. В то же время претенденты, имеющие практику работы в следственных органах, научные работники, корпоративные юристы лишаются возможности быть назначенными на должность судей.

Также стоит отметить, что на работу судов влияют масштабы нашей страны и централизация судебной власти.
Высшая судебная инстанция просто физически не способна обеспечить надлежащую проверку всех кассационных жалоб, поступающих со всех регионов страны. ЕСПЧ неоднократно признавал, что обжалование в РФ вступивших в силу судебных решений, не является эффективным способом защиты нарушенного права.
Решить данную проблему могла бы децентрализация судебной власти, когда окружные суды либо дополнительные инстанции в региональных судах, реализовывали бы функции, закрепленные сейчас за Верховным Судом РФ. При условии выборности судей в регионах. Уровень децентрализации судебной власти при этом должен обеспечить возможность подробного изучения каждой отдельной процессуальной жалобы.